Диксон Хелен - Цыганские Глаза



Хелен ДИКСОН
ЦЫГАНСКИЕ ГЛАЗА
Непредсказуемая и очаровательная Пруденс притягивает к себе молодых людей. Старшие брат и сестра стараются сберечь ее невинность. Но как это сделать, если из изгнания вернулся неотразимый лорд Фокс?..
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Май 1660 года
— Пруденс! Пруденс! Ну где же эта девчонка?
Голос Арабеллы, донесшийся из кухни, прокатился над квадратным двориком, уставленным цветочными горшками всех форм и размеров. В тени раскидистого вяза молодая девушка с сосредоточенным видом выпалывала сорняки на клумбе с пестрыми маргаритками.
Арабелла вышла на каменное крыльцо. Вся стена дома была оплетена благоухающими побегами жимолости, а горшки и кадки полны прекрасных цветов. Арабелла, не устававшая удивляться любви Пруденс к садоводству, испытала мгновенный прилив гордости.

Умение сестры обращаться с растениями было поистине поразительным.
Живая и неугомонная, Пруденс обладала приятной внешностью и добрым сердцем, но отличалась упрямым, своевольным нравом и склонностью пренебрегать правилами приличия. Ее поведение частенько бывало предосудительным, к отчаянию Арабеллы и тети Джулии. Арабелла объясняла это отсутствием мужского влияния и надеялась, что их брат, сэр Томас Фэйрворти, по возвращении из изгнания сумеет наставить сестру на путь истинный.
Услышав раздраженный голос Арабеллы, девушка тут же бросила свое занятие. Отложив лопатку, она повернулась к сестре, рассеянно вытерев испачканные землей пальцы о подол.
— Я здесь, Арабелла, — отозвалась Пруденс, пройдя через двор. На ее хорошеньком личике, обрамленном густыми каштановыми кудрями, сияла улыбка. Огромные фиолетовые глаза блестели, как бриллианты. — В чем дело?

Что стряслось?
— Стряслось! Все стряслось. Ей богу, Пруденс, ты только посмотри на себя. — Арабелла, подбоченившись, окинула возмущенным взглядом испачканное платье и чумазое лицо сестры. — Я звала тебя так громко, что и мертвого могла бы добудиться.

Ты прекрасно знаешь, что нам надо готовиться к сегодняшнему празднеству... и копаешься тут со своими цветочками. Лучше бы помогла на кухне тете Джулии.
Пруденс убрала за ухо прядь волос.
— А где, по-твоему, я могла быть?
— У Молли Роуэн. Ты знаешь, как мне не нравится твоя дружба с этой девицей. Она слишком нахальная, и тот молодой человек, который смотрит на тебя преданными глазами, не лучше.

Он груб и невоспитан. Не смей обнадеживать его, Пруденс. Я не хочу, чтобы ты водилась с ними обоими.
Молли, дочь владельца питомника, была ровесницей Пруденс. Они познакомились год назад, когда Пруденс, недавно приехавшая в Лондон, пришла к ее отцу, чтобы купить саженцы. Избавиться же от присутствия Уилла Прайса было невозможно, поскольку он там работал.
— Я никогда не обнадеживала Уилла Прайса. Он вовсе мне не нравится. Невежественный, грубый, слишком задирает нос и напрочь лишен воображения. К тому же глупый и хвастливый.

По-моему, он слишком высокого мнения о себе лишь потому, что у него фигура Адониса.
Арабелла пристально взглянула на сестру.
— Что ты в этом понимаешь?
Пруденс беззаботно пожала плечами.
— Я же видела, как он работал без рубашки.
— Так не вздумай влюбиться в него, подобно Афродите. Пруденс, ты неисправима, — проворчала Арабелла. — Как бы мне хотелось, чтобы ты образумилась... и перестала посещать питомник мистера Роуэна так часто. Страшно даже подумать, что сделает Томас, узнав о твоем неподобающем поведении.
В глазах Пруденс мелькнула тревога, когда она вспомнила, что день встречи с братом после девятилетней разлуки уже наступил.
— Я не на