Дин Кэрол - Летняя Роза



Кэрол ДИН
ЛЕТНЯЯ РОЗА
Кто может написать любовное письмо лучше, чем профессиональная писательница? Рози О’Ханлон отлично знала свое дело Но однажды ей пришлось выйти за рамки чистой поэзии.
Кент Саммертон, упрямо принимающий письма Рози всерьез, без памяти влюбился в очаровательную писательницу — и всеми силами стремится к взаимности.
Искусство повторяет жизнь? О нет! Это жизнь повторяет искусство!
Глава 1
— Розалин Фиона О’Ханлон, ты сумасшедшая.
Рози усмехнулась, но продолжала внимательно смотреть на экран компьютера.
— Должно быть, дела плохи, если ты взываешь к моим кельтским корням. В чем проблема?
— Ты вконец разорена.
— Ага. — Рози почесала ногой брюхо ирландского сеттера, а тот заурчал от удовольствия.
— У тебя доходы как у поэта, а расходы как у Айваны. Рози обвела взглядом свой скромный кабинет. У Айваны, наверное, даже кладовка для обуви больше. Но это был дом, и он принадлежал ей.

Она любила его. Так же, как и Фонт, пес, который весил больше пятидесяти килограммов и занимал сейчас все свободное пространство на полу.
— Ну, займись этим сама, хорошо? — Рози не отрывалась от экрана. — Не хочу заполучить головную боль, если банк лопнет.
— Странно, что он не лопнул до сих пор.
Джонас откинулась на спинку кресла и скрестила руки.
— Ты действительно не воспринимаешь свои дела серьезно.
— Ты делаешь это за нас обеих. И мне надо закончить работу до полудня. Хеннесси приедет с новым заданием.
Рози безуспешно попыталась откинуть спутанную массу вьющихся рыжих волос со лба. Они окружали ее со всех сторон и щекотали кожу. Да и сама кожа была вечным полем битвы алебастра и золотых веснушек.

Сейчас, в конце весны, алебастр побеждал.
Тихое “аминь” заставило Рози взглянуть на свою давнюю подругу и “бухгалтера”. Придется выслушать лекцию. Она повернулась к Джонас:
— Хорошо, сдаюсь. Так почему я сумасшедшая?
— Твоя операция стоила кучу денег и времени. Результаты здесь. — Джонас показала на бумаги, разложенные на столе. Сверху лежала куча неоплаченных счетов. — В “Мур-Райт” у тебя почасовая оплата, правильно?
— Да.
— И у них есть для тебя дополнительная работа.
— Да. — Рози хотела кивнуть, но стальной “ошейник” помешал. Она просунула палец между ним и шеей. Ужасная вещь!
— И вместо того чтобы взять эту работу, ты за гроши пишешь любовные письма для неудачливых пар.
— Это не благотворительность, мои клиенты...
— Чушь!
Рози нахмурилась:
— Я повторяю: мои клиенты не “неудачливые пары”. Будь это так, им просто некому было бы писать.
— “Сирано инк” — плохая идея. Прошел почти месяц, но тебе нечем похвастаться. Ты могла бы найти лучшего покупателя твоих способностей. “Мур-Райт” — именно такой покупатель. — Сжав губы, Джонас сурово смотрела на подругу.
Рози задумалась. Джонас права, но дело в другом. Начавшись как прихоть, “Сирано инк” затягивал необычайно. Рассказывать кому-нибудь, как он любим и желанен, гораздо интереснее, чем корпеть над техническими инструкциями.

Кроме того, эти письма давали надежду ей самой.
Лежа в больнице после операции, она поняла, что среди толпы посещавших ее друзей недостает одного, и очень важного, человека. Может быть, это был результат наркоза, но она вдруг задумалась о том, чего хочет в этой жизни. Или, точнее, кого.
В двадцать восемь, после нескольких неудачных романов, она чувствовала себя разбитой. Может быть, писать анонимные любовные письма — не самое лучшее решение. Ее клиентам не надо проверять свои чувства.

Они уже связаны, чего нельзя сказать о ней. Все должно измениться, и ск