Диш Томас М - Перья С Крыльев Ангела



Томас М. Диш
ПЕРЬЯ С КРЫЛЬЕВ АНГЕЛА
Пер. с англ. П. Зотова
Всю ночь снег падал на крышу маленького аккуратного доми-
ка Тома Уилсона в Парсоне, что в Западной Вирджинии. К утру
ослепительные сугробы лежали повсюду, куда только доставал
взгляд: на вершинах сосен, на замерзшем пруду. Как гигант-
ская попона, неимоверной белизны снег укрывал, казалось,
весь мир.
Где-то звенел смех, где-то пели песни, но над этим домом,
казалось, нависла злая туча. Жена была совсем плоха... Время
рассыпало седину по ее волосам и проложило глубокие морщины
на ее лице - но и сейчас она была прекрасна. Тонкие губы
сжаты; это те самые губы, которые целовали горячие слезы на
детской щеке, поэтому Мамины щеки, Мамины губы - самые прек-
расные в мире!
Белые облака, похожие на фигурки зверушек, мчались по не-
бу, огибая солнце. Измученный заботами Том сидел, стиснув
ладони, огрубевшие от тяжкого труда. Он отрешенно смотрел на
умирающую жену и на маленькую дочку, что спала в кроватке на
колесиках. Ее розовые губки, казалось, были тронуты таинс-
твенным небесным светом. Какие счастливые события, прошедшие
или грядущие, наполняли ее невинные грезы? Может, ей виде-
лись знамения будущей счастливой жизни?
Не может быть, чтобы нашу Землю населяли только люди! Не
может быть, чтобы наша жизнь напоминала мыльный пузырь, бро-
шенный Вечностью по течению Времени, чтобы, проплыв немного,
лопнуть и раствориться в Небытии!
Почему все высокие чувства, исходящие из души, словно ан-
гелы из собора, навсегда остаются невостребованными? Почему
ослепительный блеск человеческой красоты обречен исчезнуть,
заставляя тысячи ручейков наших чувств стекать единым горным
потоком обратно в наши сердца?
Должно же существовать где-то царство, где радуга никогда
не гаснет!
Эти события происходили в маленьком уютном домике, где
обитала семья, которая вряд ли могла похвастаться достатком,
даже по меркам среднего класса. И все же многие могли бы им
позавидовать!
Пол, стены и потолок были сделаны из простых деревянных
досок.
Все в доме излучало удивительный свет, но это было не си-
яние золота и серебра. Женщина постоянно подтягивала к своей
груди стеганое одеяло, сшитое из простых лоскутов, приглушая
приступы кашля, боясь разбудить маленькую дочку, спящую ря-
дом в кроватке. Одеяло она сшила сама много лет назад, но,
несмотря на многочисленные заплаты и потертые места, оно бы-
ло не менее красиво, чем новое, и походило на яркую бабочку
среди цветов в летнем саду.
Где-то вдалеке зазвонил колокол. Том поднял голову, оч-
нувшись от мира собственных грез. Перед ним лежала пачка ка-
рандашей и несколько линованных листов бумаги из школьной
тетради. Его красивые глаза были омрачены постоянной трево-
гой и болью.
Какие мысли разбудил далекий звон в его отчаявшейся душе?
Том взял карандаш неуклюжими, огрубевшими пальцами, много
лет знавшими только черенок лопаты. Сможет ли он выразить на
бумаге весь океан своих чувств и смя-
тение, переполнявшее его сердце? Закусив от усердия нижнюю
губу, Том старательно вывел на
бумаге:
ПЕРЬЯ С КРЫЛЬЕВ АНГЕЛА
рассказ Томаса Уилсона
На этом Том остановился. Маленькая фигурка появилась над
кроватью и протянула две худые ручонки навстречу утреннему
свету. Ее голубые глаза, такие же, как и у мамы, доверчиво
смотрели на Тома. Она спросила шепотом:
- Мама все еще спит? Несмотря на острую душевную боль,
разбуженную невинным
вопросом, Том улыбнулся и ответил:
- Да, моя дорогая. Мы должны сидеть тихо...
- А она?