Дитц Уильям - Груз Для Ангела



sf_action Уильям Дитц Груз для ангела Первое правило контрабандиста: «Скорость — твой лучший друг».
Второе правило контрабандиста: «Не зарывайся — заработаешь больше, проживешь дольше».
Третье правило контрабандиста: «Забудь обо всех правилах»…
1991 ru en Faiber faiber@yandex.ru FB Tools 2006-02-09 http://www.oldmaglib.com Библиотека Старого Чародея FAIBER-2ECDAF-8266-4B2C-8247-BAE06EA7340B 1.0 v 1.0 — создание fb2 — Faiber
Космический контрабандист Эксмо-Пресс 2002 5-04-009904-5 William Dietz Drifter Уильям Дитц
Груз для ангела
(Космический контрабандист—1)
Моей дорогой Марджори. Спасибо за авантюризм, товарищество и шутки. Помни: мы узнаем, когда увидим.Мне хотелось бы поблагодарить д-ра Шеридана Симона за дизайн планеты Ангел, за бесконечное терпение и за добродушные советы. Вся «хорошая научность» книги — его заслуга, а «плохая научность» (если таковая есть) полностью принадлежит мне.Глава первая
Пик Ландо почувствовал, что посадочные амортизаторы коснулись дюрабетона, и отключил репеллеры «Грошика». Грузовой корабль издал стон и дал крен на левый борт. Пол в рубке управления тоже накренился.
Ландо нажал переключатель, вспыхнул зеленый огонек индикатора. Хорошо. Из специального резервуара, укрепленного под левым крылом, закапала смазка номер три.

Капли падали на раскаленную репеллерами посадочную площадку, шипели и тут же испарялись.
Любой механик Империи, глянув раз, покачал бы головой и мрачно сказал:
— Прости, капитан, но по левому борту у тебя полетела гидравлика посадочного амортизатора. Ремонт влетит тебе в копеечку.
Ландо усмехнулся. Ему в копеечку не влетит, поскольку посадочная механика была в полном порядке, как и все другие части корабля, если уж на то пошло.
По правде говоря, несмотря на свой убогий вид, «Медный грош» находился в превосходном состоянии. «Скелет» и «кожа» корабля были соединены сваркой за тридцать лет до рождения Ландо, но электронике, системам жизнеобеспечения и вооружению было всего пять лет. А уж двигатели стояли совсем новые, и, пожалуй, только самый быстроходный корабль мог угнаться за «Грошиком» в космосе.
«Скорость, — любил говорить его отец, — лучший друг контрабандиста. Забудь эти навороченные пушки и кожаные диваны. Тебя спасет только скорость».
Ландо знал, что это правда, как почти все, что говорил ему отец. Потому-то «Медный грот» и выглядел так, словно потерпел крушение.
Пальцы Ландо заплясали на клавиатуре панели управления со скоростью, какая достигается только долгой практикой, — выключая одни системы и переводя в режим ожидания другие.
Снаружи была ночь. Все четыре видеоэкрана наружного наблюдения показывали с разных точек одно и то же. Черные, слегка освещенные корпуса кораблей, россыпь зеленоватых навигационных огней, а за ними — низкое неуклюжее здание главного терминала Хай-Хо.

Основная часть центра управления весьма разумно была размещена под землей, на случай, если взорвется планетарный двигатель или случится еще что-нибудь подобное.
Как говаривал его отец: «Если бюрократы и ценят что-то, так это то, на чем они сидят».
С пульта связи раздался тихий мелодичный сигнал. В рубке зазвучал женский голос:
— Центр управления — прибывшему кораблю ФТС шестъ-девять-два. Добро пожаловать на Хай-Хо. Пожалуйста, подготовьтесь к таможенному досмотру.
Ландо тихо выругался. С чего вдруг так быстро? Он надеялся, что у него будет немного времени.
Он нажал клавишу на нарочито грязной панели управления.
— Центр, это ФТС шесть-девять-два. Вас понял. Жду.
Кожаный комбинезон на нем