Додд Кристина - Дуэт 2



КРИСТИНА ДОДД
НЕПОКОРНАЯ НЕВЕСТА
Сам король предназначил леди Джулиану в жены доблестному герою крестового похода, но она всеми силами противится этому браку. Слишком тяжелый груз разочарований и тяжелых обвинений лежит на ее хрупких плечах.

Она возводит прочную крепостную стену не только вокруг замка, но и вокруг своего сердца. Однако и самые крепкие бастионы не могут устоять перед дерзостью и доблестью влюбленного рыцаря.
Вот чему научил меня жизненный опыт: если уверенно стремишься туда, куда ведет тебя мечта, если пытаешься прожить жизнь так, как рисуется твоим воображением, непременно достигнешь успеха, на который не смел бы рассчитывать при обычных обстоятельствах...
Если строишь воздушные замки, труд твой не пропадет; замки эти построены там, где им надлежит быть. Остается только подвести под них фундамент.
Генри Дэвид Торо
1.
Англия, 1166 год
Ее посиневшие губы дрогнули, и Раймонд увидел, что все ее зубы целы.
Он вздохнул с облегчением. Женщина была так закутана в многочисленные одежки, так отбивалась и сопротивлялась, что ему не удавалось никак разглядеть ее лицо. Раз есть зубы — значит, она достаточно молода и здорова, чтобы рожать детей и согреть ему постель.
Он пытался перекинуть женщину через холку коня, но ей удалось вырваться, и она побежала прочь по тропинке. Такое упорство вызвало у Раймонда уважение. Впрочем, потакать женским капризам он не собирался.

Слишком уж многое было поставлено на карту.
Довольно быстро беглянка увязла в снегу. Раймонд подхватил ее на руки, замотал в свой плащ потуже, чтобы не дергалась, и отнес назад, к коню. Перекинул поперек седла, сзади уселся сам.
— Спокойно, леди Джулиана, спокойно, — мирно сказал он, похлопывая женщину по спине. Конь тронулся с места.
Женщина не сдавалась — извиваясь всем телом, пыталась соскользнуть на землю. Раймонд не мог понять такого упрямства — ведь ясно, что сбежать ей не удастся. Он и самого себя не вполне понимал: чего это вдруг он пытается ее успокоить, словно приручает дикую птицу?
Должно быть, ему нравилось то, что женщина совсем не кричала. С того самого момента, когда он выскочил из-за дерева и набросился на нее, она вообще не издала ни звука — сопротивлялась молча и ожесточенно.
С другой стороны, ее молчание вселяло некоторую тревогу. Она висела кулем, головой вниз, и Раймонд не видел ее глаз. Уж не задохнулась ли она?

Он нагнулся, нащупал пальцами ее нос, и в ту же секунду острые зубы пребольно цапнули его за палец. Раймонд, выругавшись, отдернул руку. Агрессивность женщины его не удивила.
Она действительно похожа на дикого зверька. А если так, то нельзя было проявлять неосторожность. Пострадал — сам виноват.

Он высосал кровь из ранки, потом сунул руку под мышку, чтобы согреть пальцы.
Теперь он слышал, что женщина учащенно дышит, из ее рта поднимался пар. Меж голых обледенелых ветвей скользили снежинки; ковер из опавших листьев на глазах обрастал белым покровом. Было чертовски холодно, и с каждой минутой становилось все холоднее.
— Скоро приедем, — сказал вслух Раймонд, и женщина вновь засучила ногами — пришлось прижать ее посильней.
На вершине холма рыцарь остановился. Ветер тут был такой пронизывающий, что он чуть не задохнулся. Стало ясно, что метель разыгралась не на шутку.

Раймонд видел на несколько шагов перед собой, а дальше все застилала белая пелена. До хижины дровосека оставалось рукой подать, но Раймонд сильно тревожился из-за пленницы — уж больно неподвижно она висела. Он наклонился вперед и напряженно вгляделся в снежную кру