Додд Кристина - Фэрчайлды 1



ДОДД К
НАСТОЯЩАЯ ЛЕДИ
Трагические обстоятельства вынудили юную Мэри Фэрчайлд бежать из родного дома. Стремясь навсегда похоронить свое прошлое, девушка под видом экономки находит убежище у богатой и влиятельной дамы, но лишь до тех пор, пока могущественный лорд Уитфилд, узнав ее тайну, не вовлекает девушку в свои опасные интриги. Под видом его невесты она едет с ним к своим родственникам, и здесь прошлые обиды и жажда мести вновь обретают свое воплощение.
И все же прошлое, тяготеющее над ними, не в силах погасить пламя вспыхнувшей страсти, и любовь торжествует, положив конец вражде и ненависти.
Глава 1
Шотландия, 1793
Как всегда, все шло как по маслу. В кухне, где готовились к приему гостя, стоял шум. Повар-француз, воинственно потрясая ложкой, отдавал команды направо и налево. Его подчиненные усердно что-то размешивали, растирали, толкли и пробовали. Запахи будоражили воображение.

Служанки сновали туда-сюда, представляя на обозрение суровому дворецкому свои новые платья и удостаиваясь время от времени одобрительного кивка. Даже в поблекших глазах Бронсона вновь появился блеск давно прошедшей молодости, когда он выбирал вина для такой выдающейся персоны, как Себастьян Дюран, виконт Уитфилд.
Поваренок, в чьи обязанности входило поворачивать вертел с мясом, сидел среди всей этой суматохи, прижавшись носом к холодному оконному стеклу, ожидая появления верховых. Когда, наконец, он крикнул: “Едет, мисс!”, шум на мгновение затих.
Взоры всех обратились к Мэри Роттенсон. Она налила в чайник кипяток и поставила его на поднос, где уже были искусно разложены пирожки и печенье.
В улыбке, с которой она обратилась к своим подчиненным, была заметна холодноватая уверенность, ставшая теперь ее второй натурой.
— Вы неплохо потрудились, и я знаю, что могу во всем на вас положиться. Если я вам понадоблюсь, вы знаете, где меня найти.
Присутствующие вздохнули облегченно. Мэри была готова рассмеяться над их глупыми опасениями, но она понимала, что, как солдаты перед сражением, все они нуждались в поддержке и одобрении, прежде чем ринуться в бой.
— Продолжайте заниматься своими делами, — сказала она, беря в руки поднос. Как только за ней закрылась дверь, шум поднялся вновь.
Десять лет назад Мэри ни за что не поверила бы, что управление хозяйством в загородной усадьбе могло принести ей чувство удовлетворения. Какая страсть, какая самая прихотливая фантазия могла сравниться с сознанием, что прислуга, до единого человека, уважает ее! Она добилась этого только собственными усилиями, что давало ей полное право быть довольной собой.
У двери в библиотеку ее ожидал с докладом Тримэйн.
— Камин разожжен, мисс, и я добавил свечей. И... — он переминался с ноги на ногу, как будто допустил какую-то неловкость, нарушив этикет.
— Да? — помогла ему Мэри.
— Я немного передвинул мебель.
— Зачем? — спросила она изумленно.
— Миледи приказала.
Мэри по привычке успокоила его.
— Тогда все правильно. Приказы миледи должны выполняться неукоснительно.
Хорошая экономка всегда ободряет прислугу.
— Вот и я так подумал, — ухмыльнулся Тримэйн.
Но Мэри знала, что способностью думать он как раз не отличается. Да и ухмылка эта — безусловно лишняя.
— Постучите, пожалуйста, — попросила она его.
Тримэйн повиновался, и, когда леди Валери отозвалась, раскрыл перед Мэри дверь.
Она бесшумно проскользнула в комнату, три стены которой были с пола до потолка уставлены книгами.
Хорошая экономка — скромна и ненавязчива.
Мебель, как и предупредил ее Тримэйн, была передвинута. Кр