Дозойс Гарднер - Чудный Рассвет



Гарднер Дозойс
ЧУДНЫЙ РАССВЕТ
Перевод с англ. К. Маркеева
- Ты слышал когда-нибудь рассказ про старика и море? Не
торопись, присядь и послушай.
Этот чудесный рассказ полон раздумий о человеческой судь-
бе, но очень содержательный рассказ. Не я его придумал. Мои
гораздо длиннее и лишь мимоходом касаются того, что скрыто в
глубине человеческого сознания. Но если ты не хочешь, то
иди, я не буду приставать к тебе с этим рассказом. Люди мое-
го возраста, мне кажется, заслужили рассказывать свои исто-
рии в ущерб более молодым, и пусть черти приберут всех кри-
тиков, если я не прав. Мне нравятся мои сюжеты... Что с моей
ногой? Это старая, жуткая история, по-моему, она тебе понра-
вится. Ты любишь кровь? Я расскажу тебе о своих приключениях
- возможно, этот рассказ тебе пригодится и поможет лучше ра-
зобраться в жизни и понять то, что большинство понимает,
стоя на краю могилы. Возможно, услышав ее, ты задумаешься о
смысле жизни, пусть мы и живем в жуткое время, а задумывать-
ся о смысле жизни тяжкое бремя, которого я не пожелал бы и
врагу. Я очень хочу, чтобы ты заполнил мою карточку, это для
того, чтобы ты не сбежал, не расплатившись за мой рассказ.
Спасибо. Остерегайся нищих, помни, что у некоторых из них
кредитный счет больше, чем тебе удастся заработать за всю
оставшуюся жизнь. Эти нищие выгодно торгуют своими увечьями.
Но я честный нищий! Пусть из-за этого мне будет хуже... Да,
единственный источник моего существования - милостыня, при
условии, что мою жизнь вообще можно назвать существованием.
Я помню все! Нога... Чтобы понять мою историю, придется вер-
нуться на полвека назад и на полсектора в сторону, если у
Вселенной есть стороны... Это случилось задолго до переворо-
та, изменившего Мир. В те времена Мир еще не вступил в Сооб-
щество. Собственно, Переворот был свершен ради вступления...
Квесторы, стремящиеся к вступлению с оружием в руках, доби-
лись своего и, свергнув Объединение, силой присоединили к
Сообществу Мир. Тогда и началась моя история.
Многие повести начинаются сожидания... Моя не будет иск-
лючением. Но когда ты ждешь смерти и лежишь на земле, любя
жизнь, ты, можетбыть, впервые замечаешь, как прекрасен
мир... Лежишь, слушая приближающийся топот копыт коня князя
тьмы, чувствуешь, как подковы безжалостно высекают искры с
поверхности мозга, и знаешь, что еще миг - и смерть сойдет с
небес, и невозможно остановить ее разящий удар - это ожида-
ние самое долгое и тяжелое. Минуты растягиваются в часы, ча-
сы невообразимого ужаса. Попробуй представить себе все ужа-
сы, суммируй их чешуйчатые, покрытые коростой, морды и полу-
чишь те полтора дня, которые я провел тоща в горной долине в
Доминиканах. Там... - скорее всего, это били последние часы,
из которых я смог извлечь хотя бы какую-то пользу для себя.
Все случилось спустя несколько часов после уничтожения
Дакоты. Когда все находившееся там превратилось в одно боль-
шое месиво. Никто не знал, что случилось. Связь не работала.
В те времена я был молод и сражался на стороне Квесторов.
Мы не знали, что предпримет Объединение, и не имели ни ма-
лейшего представления, как нам отвечать на его акции. Отряды
бесцельно передислоцировались с места на место. Казалось,
что мир сошел с ума и вся планета охвачена паникой.
Доминиканская Дакота неожиданно превратилась в невообра-
зимое, семидесятимильное поле безумия. Сверху это поле нак-
рывали зонты кипящего радиоактивного пепла, который, кру-
жась, взмывал в стратосферу, а затем опад