Дозойс Гарднер - Там, Где Не Светит Солнце



Гарднер Дозойс
ТАМ, ГДЕ НЕ СВЕТИТ СОЛНЦЕ
Перевод И. Невструева
Робинсон, гонимый вперед только отчаянием, почти два дня
ехал через Пенсильванию, а потом - через дымящиеся пустоши
Нью-Джерси. Усталость свалила его в умирающем прибрежном го-
родке, полном рассыпающихся деревянных зданий с прикрытыми
ставнями, из-за которых выглядывали бледные, испуганные ли-
ца. Он медленно ехал пустыми улицами, по которым порывы
морского ветра гнали волны обрывков газет и пустых грязных
коробок от леденцов. На краю города он наткнулся на забро-
шенную заправочную станцию и, старательно закрыв окна и две-
ри, лег, глядя на отражающийся от ржавого насоса свет луны и
сжимая в руке монтировку. Ему снились акулы с ногами, и он
даже ударился головой, вырвавшись из сна. Они пытались дос-
тать до его челюстей. Потом он долго и недоуменно моргал
внутри душного, пропахшего потом автомобиля, вслушиваясь в
окружающую темноту.
Вместе с бледным, бесцветным рассветом до городка добра-
лась волна беженцев и потащила его с собой. Целый день он
ехал по берегу беспокойного моря, серого и маслянистого,
словно изорванная серая тряпка; один за другим оставлял за
собой перепуганные, спрятавшиеся за жалюзи городки вместе с
их облезлыми рекламами и заколоченными досками витринами ма-
газинов.
Был уже поздний вечер, и только теперь до него стала до-
ходить суть происшедшего, он начинал понимать и чувствовать
все своим нутром, как будто действительность раз за разом
полосовала его желудок ударами мясницкого ножа. Второразряд-
ное шоссе, которым он ехал, сузилось, поднялось по склону, и
Робинсон притормозил, чтобы повернуть, болезненно скривив-
шись, коща заскрежетала коробка передач. Шоссе распрямилось,
и он снова нажал на газ, вызвав стонущий ответ двигателя.
"Сколько еще выдержит эта развалина? - тупо подумал он. - На
сколько хватит мне бензина? Сколько еще миль?" И вновь, как
обернутый мягким войлоком кузнечный молот, его настигла ус-
талость, отрезав даже от болезненной действительности.
Перед собой он увидел стоящую по его сторону дороги раз-
битую машину, поэтому перебрался на другую полосу, чтобы
разминуться с ней. На выезде из Филадельфии автострада была
забита сигналящей и бесцельно суетящейся массой машин, но
Робинсон хорошо знал все объезды, поэтому сумел опередить
эту орду. Сейчас шоссе были почти пусты. Разумные люди сиде-
ли там, куда им удалось добраться.
Он поравнялся с разбитой машиной, потом миновал ее. Это
был легкий пикап, перевернутый набок и частично сгоревший.
На мостовой, точно на белой линии, делящей ее на две части,
лежал лицом вниз человек. Если бы не светлые пятна лица и
рук, его можно было принять за брошеный тюк тряпок. На ста-
ром асфальте виднелись кровавые пятна. Робинсон взял еще ле-
вее, чтобы не наехать на труп, выскочил на обочину, так что
машину слегка занесло, но снова выпрямился. Вернувшись на
свою полосу, он вновь поехал быстрее. Пикап и мертвый чело-
век остались позади; какое-то время он видел их в зеркальце,
освещенных задними огнями, потом все поглотила тьма.
Через несколько миль Робинсон начал дремать за рулем: он
кивал, на мгновение отключался, потом снова приходил в себя.
Выругавшись и всей силой воли стараясь не закрывать глаза,
он чуть опустил стекло. В щели завыл ветер. Воздух был душ-
ный, насыщенный дымом и химическими испарениями, непременны-
ми составляющими промышленного кошмара, удушающего горные
районы Нью-Джерси.
Робинсон машинально потянулся к радио, включил ег