Донев Антон - К Новым Горизонтам



АНТОН ДОНЕВ
К НОВЫМ ГОРИЗОНТАМ
Перевод Т. Карповой
На массивной, окованной железом двери было начертано на
трех языках: "Четвертое измерение. Вход строго воспрещен!"
Профессор Шмидт, задохнувшись, остановился. Позади слы-
шался топот и крики преследователей. Даже подумать неловко,
что профессора, притом истинного немца и вовсе не коммунис-
та, а совсем наоборот, может преследовать полиция! И за что?
За изнасилование какой-то десятилетней глупышки, которая до
своего совершеннолетия забыла бы об этой шутке. Профессор
Шмидт с радостью пожаловался бы в высшую инстанцию, но сей-
час для этого не было времени.
В глубине коридора появились огоньки. Полицейские прибли-
жались.
В этом проклятом туннеле, прорытом бог знает когда и кем,
его могут поймать, как крысу. Профессор прочитал надпись на
двери еще раз, но тем не менее его аналитический ум не про-
реагировал на удивительные слова, а рука сама потянулась к
ручке.
Несмотря на кажущуюся массивность, дверь отворилась уди-
вительно легко. Навстречу хлынул какой-то неестественный
свет, который падал не прямыми лучами, а выписывал на полу
меняющиеся цветные фигуры. Топот все приближался. Несколько
пуль просвистели у самой головы и исчезли в мерцающем прост-
ранстве. Шмидту было ясно, что положение опасное, он сделал
шаг вперед, еще шаг и...
Сначала перед глазами завертелись цветные круги.
- Пил ли я? Нет, не пил, - сказал он себе. - Что же это
за фантасмагория?
Затем на него обрушилась волна различных звуков, среди
которых выделялась громкая брань на английском языке. Мгла
рассеялась, и перед профессором появился долговязый человек,
который, качая головой, клял всех своих родственников и
всех, кого знал и кого не знал.
- Какой идиот кинул в меня железкой? Вы, что ли? - Он
приблизился к Шмидту. - Почему вы не оставляете в покое
честного янки, не даете ему проспать свою жизнь как челове-
ку?
- Извините, сэр, - любезно улыбнулся профессор. В послед-
ние годы у него выработался рефлекс: он всегда улыбался,
слыша английскую речь. - В меня только что стреляли, может
быть, какая-нибудь пуля...
- Пуля? Глупости! Вы уж не оттуда ли прибыли?
Шмидт кивнул. Американец взревел, схватил его за руки и
потащил:
- Это произошло по ту сторону? Говорите! Направление?
Быстро!
Шмидт повернулся, чтобы показать на дверь, в которую во-
шел, но позади было пустое пространство, бесконечная голая
равнина.
- Здесь где-то... Не могла же она исчезнуть...
- Глупец! - вскричал американец. - И он, как все! Вы вош-
ли в дверь?
- Да.
- Что на ней было написано?
- Четвертое изме... - тут профессор неожиданно вспомнил,
что десять лет преподавал физику в Боннском университете. Но
как это - четвертое измерение? Неужели мы находимся в нем?
- А не думаете ли вы, что мы в кондитерской? - иронически
заметил американец.
- Но это гениально! Это великолепно! Значит, мы открыли
четвертое измерение!
Шмидт был в восхищении. Он представил себе, как возвраща-
ется в Бонн, как докладывает об измерении, которое так давно
искали, как получает все возможные звания всех университе-
тов, как, наконец, натягивает нос этому проклятому Федоренко
из Москвы...
Американец насмешливо наблюдал за ним.
- Вы действительно дурак. Чему вы радуетесь? Хорошо, мол,
что открыли. До вас сюда попала добрая сотня человек. Уж не
думаете ли вы, что только один прошли в эти двери? Ну и что
толку?
- Что вы говорите? Да о четвертом измерении пишут, о нем
спорят, это дало бы новый толчок развитию науки...