Донн Джон - Избранные Стихотворные Послания



Джон Донн
Избранные стихотворные послания
Перевод Григория Кружкова
Джон Донн
(1572-1631)
В письмах душ слияние тесней
Избранные стихотворные послания
Когда нынешний читатель воображает себе шекспировскую Англию (а Донн
был современником Шекспира), ему представляются круглые деревянные короба
театров, нарядные парусники и лодки на Темзе, сумрачный Тауэр и застроенный
домами купцов Лондонский мост, шум и пестрота рынков. Намного реже
вспоминает он, что казни происходили в Лондоне так же часто, как театральные
спектакли, и публики они собирали не меньше; что отрубленные головы и руки
постоянно висели над городскими воротами и на Лондонском мосту; что "черная
смерть" (чума) приходила в город, когда ей вздумается, и тогда люди толпами
бежали из Лондона; что престарелую королеву Елизавету усиленно пугали
угрозой заговоров, и попасть в тюрьму по доносу соседа, что ты испанский
шпион, было проще пареной репы.
Представьте себе молодого человека - худого, губастого, стремительного,
за которым следует слуга, - он только что получил небольшое наследство и,
чтобы верней с ним покончить, снял изрядную комнату в Темпле и нанял
слугу-француза, - итак, представьте себе этого молодого человека, спешащего
в театр на представление, например, "Двух веронцев". Сей юноша учился в
Оксфорде и закончил курс, но в тот самый момент, когда нужно было получить
степень магистра, переехал в Кембридж, где повторил тот же трюк - увильнул
от получения степени: при получении ученой степени следовало произнести
особую присягу, отрекаясь от "римской" веры, а юноша был из католической
семьи - знаменитый Томас Мор, казненный за веру Генрихом VIII, приходился
ему прадедушкой. Этот юноша и есть Джон Донн в 1593 году. Таким мы видим его
на портрете, принадлежащем маркизу Лотиану, - в широкой черной шляпе, в
костюме с тончайшим кружевным воротником. Он приехал в Лондон и поступил в
юридическую школу Линкольнз-Инн, где вскоре стал Маэстро Карнавала (Master
of Revels), то есть студенческим лидером, организатором рождественских
представлений, всевозможных шутовских процессий, розыгрышей и шуток. Он
изучал право, увлекался театром, был галантным кавалером, остроумцем и
поэтом. Стихи писали и большинство его друзей, вот откуда взялись эти
стихотворные послания, которые составляют весомую часть его поэтического
наследства. Доказано, что стихи эти - не условный жанр, а реальные письма,
которыми друзья обменивались в разлуке: например, уезжая из зачумленного
Лондона, отправляясь на войну или в дипломатическую поездку на материк.
Когда же необдуманный брак сломал удачно начавшуюся карьеру Джона Донна
и после опальных лет, проведенных вдали от Лондона, он переродился сперва в
философа, а потом в проповедника, - перед тем, как принять священнический
сан, он еще не раз брался за перо, чтобы в изящных, увлекательных стихах
принести дань своим новым покровительницам при дворе. В молодости он болтал
в рифму с друзьями, теперь же его, женатого и серьезного человека, больше
вдохновляли просвещенные светские дамы - такие, как Магдалина Герберт,
воспитавшая двух сыновей-поэтов, или украшение двора короля Якова блестящая
Люси Харрингтон, графиня Бедфорд.
Из представленных в данной подборке посланий первые два (Томасу
Вудворду и Эдварду Гилпину), очевидно, написаны во время эпидемии чумы в
Лондоне.
Следующие два письма, Томасу Уоттону и Генри Гудьеру, относятся к более
позднему времени 1597-1599 гг., когда они были увлечены благоприятно
развивавш