Дилэни Сэмюэл Р - Нова



Сэмюэль ДИЛАНИ
НОВА
Глава 1
(Созвездие Дракона. Тритон. Геенна-3. 3172 год)
- Эй, Мышонок! Сыграй-ка что-нибудь, - крикнул от стойки один из
механиков.
- Так и не взяли ни на один корабль? - поинтересовался другой. - Твой
спинной контакт того и гляди заржавеет. Идти, выдай номер!
Мышонок перестал барабанить пальцами по краешку стакана. Он уже
собирался сказать "нет", но его губы неожиданно произнесли "да", и он тут
же нахмурился. Взгляды механиков тоже стали недовольными.
Это был старик.
Это был крепкий человек.
Руки Мышонка схватились за край стола, и человек качнулся вперед. Его
бедро шаркнуло по стойке, носок ноги зацепил ножку стула, и тот отлетел в
сторону.
Старый, крепкий и, как еще заметил Мышонок, слепой.
Он покачивался перед столом Мышонка. Его рука поднялась, и желтые
ногти коснулись щеки парня.
- Эй, парень!
Мышонок вглядывался в его глаза за тяжелыми, мигающими веками.
- Эй, парень! Ты знаешь, как это выглядело?
Должен быть слепым, - подумал Мышонок, - ходит, как слепой: голова
вытянута вперед. А его глаза...
Человек уронил руку, нащупал стул и пододвинул его к себе.
Стул скрипнул.
- Ты знаешь, как это выглядело, как это ощущалось, как это пахло, а?
Мышонок покачал головой, и пальцы опять коснулись его щеки.
- Мы возвращались, парень, имея слева три сотни солнц Плеяд,
сверкающих, как россыпь драгоценных камней, и абсолютную черноту - справа.
Корабль был мной, а я - кораблем. Вот этими разъемами, - он коснулся
контактов на запястьях, - я был связан с управляющим устройством паруса.
Потом, - щетина на его подбородке поднималась и опускалась в такт словам,
- из тьмы - свет! Он был всюду, он слепил наши глаза, мы словно находились
внутри аннигилятора и не могли пошевельнуться. Это выглядело так, будто
вся Вселенная взорвалась в неистовом порыве! Но я же не мог отключить свои
чувства! Я не мог даже отвернуться! Все цвета, которые только можно
представить, переливались и искрились вокруг. Прогнав мрак. И еще - стены
пели! Магнитная индукция заставляла их вибрировать, и корабль был полон
скрежета и стона... А потом стало ухе поздно: я ослеп, - он откинулся на
спинку стула. - Я ослеп, парень! Но это забавная слепота: я могу видеть
тебя. Я глух, но понимаю большую часть того, что мне говорят. Обонятельные
центры в моем мозгу мертвы, и я не ощущаю вкуса пищи, - его ладонь легла
на щеку Мышонка. - Я не могу понять, какая у тебя кожа - большинство
осязательных центров тоже мертво. Моя ладонь не ощущает, чего она
касается: гладкой кожи или щетины, - он засмеялся, и стали видны его
желтые зубы и ярко-красные десны. - Что их говори, а Дэн ослеп забавным
образом! - его рука скользнула по куртке Мышонка и уцепилась за шнурок за
ней. - Да, забавным образом! Большинство людей слепнет в темноте, а у меня
перед глазами огонь. Там, в черепе - - съежившееся солнце. Свет хлещет мою
сетчатку, вспыхивает радугой и заполняет каждый уголок мозга. Вот что у
меня теперь перед глазами. А тебя я вижу частями. Ты - солнечная тень на
фоне всего этого ада. Кто ты таков?
- Понтико, - представился Мышонок, в голос его заскрипел, словно рот
был набит шерстью и песком. - Понтико Провечи.
Дэн поморщился.
- Твое имя... Как ты сказал? С головой у меня тоже не все в порядке.
Там у меня как будто хор голосов, орущих мне в уши двадцать шесть часов в
сутки. Это все нервы. С тех пор, как взорвалась эта звезда, они посылают в
мозг сплошной грохот. Вот почему я слышу тебя, как если бы ты кричал в
сотне ярдов от ме