Дилов Любен - Мой Странный Приятель Астроном



Любен Дилов
Мой странный приятель астроном
- Здравствуй, звездочет! - воскликнул я и поспешил раскрыть навстречу
ему свои объятия. Но он не захотел обняться и ответил почти равнодушно:
- С приездом! Откуда ты?
- Первым самолетом из Каира. Привет от фараонов и от древних твоих
коллег.
- Садись и рассказывай!
- Ты, надеюсь, расскажешь - я потому и пришел. Прочел в газетах и вот
прилетел. Так что изволь!
Я привез ему небольшой подарок, хоть и знал о полном его безразличии к
каким бы то ни было проявлениям дружеских чувств. Однако на этот раз он
вроде остался доволен. Разглядывая маленькую вавилонскую башню, сделанную
каким-то неизвестным, но явно с богатой выдумкой бейрутским мастером, он
сказал:
- Да, вот один из тех редких замыслов человечества, которые не были
глупостью. Разумеется, если только она действительно, как вы утверждаете,
использовалась для астрономических наблюдений, а не служила памятником
какому-нибудь идиоту, которому поклонялись другие идиоты.
Суждения его всегда отличались резкостью и категоричностью, и он уже не
раз обижал мою профессию, но я привык к нему.
- Прими это вместе с моими сердечными поздравлениями... - начал я
немного торжественно, мне все еще хотелось обнять его, потому что... не
знаю почему, но, кажется, я любил этого странного человека, который тем
временем довольно бесцеремонно прервал меня:
- Поздравления можешь приберечь для своих строителей пирамид. Будешь
пить кофе?
Среди невероятного сборища всевозможных блестящих предметов, нас
окружавших, он разыскал, тоже полированно блестевшую кофемолку.
Я изучал его. Похудел, лицо стало еще суровее, и на нем нельзя было
заметить и следа волнения, - между тем, мировая печать шумела вокруг его
замечательного открытия.
Коллектив руководимой им лаборатории занимался радиоастрономией, и вот
уже два года, как специализировался только на одном - приеме, записи и
изучении радиоволн, идущих от созвездия Орион.
И, разумеется, не с большим успехом, чем все другие радиоастрономы -
наблюдатели в мире, потому что из хаоса радиоволновых излучений,
струящихся из глубин космоса, можно извлечь лишь очень скудные данные, и
то преимущественно о расстояниях и приблизительных структурах источников
этих излучений.
Но вопреки тому, что коллектив начал выражать недовольство и не желал
заниматься этой однообразной и бесплодной работой - принимать,
дифференцировать и классифицировать все одни и те же сигналы от одного и
того же созвездия, вопреки протестам руководства академии и угрозам
финансовых органов, мой упрямый приятель продолжал вести эту скучную и
ничего не обещающую работу, пока в один прекрасный день он не был
вознагражден за свое упорство: в сети его стометровой антенны, вместе с
досадно знакомыми звездными сигналами запуталось и какое-то новое, не
похожее на них излучение. Оно не было совсем незнакомо, походило на
излучения так называемых белых карликов, которые, согласно гипотезе, могут
представлять собой нейтронные звезды. Интриговало в этом случае то, что на
этом месте раньше, во всяком случае последние два года, не наблюдали
никакого белого карлика. Наиболее вероятным было предположение, что
нейтронная звезда образовалась только теперь, и это удачно подтверждало
некоторые гипотезы, авторы которых не замедлили поздравить моего приятеля
и поблагодарить за открытие.
Вопрос, однако, уперся в немаловажное обстоятельство: действительно ли
это был белый карлик, откуда и как он появился и, наконец, почему так
близко, в с