Диш Томас М - Беличья Клетка



Томас Диш
Беличья клетка
Это ужасно, когда ты волен писать все, что тебе захочется (если я не
ошибся; я ведь не уверен, что "ужасно" - подходящее слово), и особенно,
когда не играет никакой роли, что именно я пишу, - ни для меня, ни для
тебя, ни для кого-то еще, кому предназначена эта роль. Но что тогда
подразумевается под "ролью"? "Роль" в смысле "разница"?
Теперь я задаю больше вопросов, чем прежде; в общем, я стал менее
_программатичен_. Интересно - хорошо ли это?
Вот на что похоже то место, где я нахожусь: стул без спинки (поэтому,
полагаю, вы назовете его табуретом); пол, стены и потолок, которые
образуют, насколько я могу об этом судить, куб; белый-белый свет; теней -
даже под самым табуретом, с обратной стороны сиденья - нет; еще, конечно
же, здесь я и пишущая машинка. Я уже описывал ее достаточно подробно
где-то в другом месте. Может, я опишу ее еще разок. Да, почти наверняка
опишу. Но не сейчас. Позже. Хотя, почему не сейчас? Почему не машинку,
а...
Кажется, среди многих имеющихся у меня вопросительных слов, "почему"
наиболее часто повторяется.
Что я делаю - это: встаю и прохаживаюсь по комнате, от стенки к стенке.
Это небольшая комната, но она достаточно вместительна для моих теперешних
нужд. Я даже прыгаю иногда, но стимулов для этого здесь нет никаких: мне
_незачем_ прыгать. Потолок слишком высок, чтобы попытаться коснуться его,
а табурет настолько низок, что вряд ли предоставит хоть какую-то
альтернативу. Если бы я вообразил, что кто-нибудь _увлечен_ моими
прыжками... но у меня нет причин даже предположить такое. Время от времени
я занимаюсь гимнастикой: отжимания, сальто, стойки на голове,
изометрические упражнения и т.п. Но я не очень стараюсь и поэтому толстею.
Омерзительно толстый человек, да еще весь в прыщах. Я люблю выдавливать их
у себя на лице. Частенько, бывает, переусердствую в этом занятии так, что
какой-нибудь прыщ распухает и начинает кровоточить, - это дает мне надежду
на серьезный гнойник или заражение крови. Но, очевидно, здесь все
стерильно. Еще ни разу не случалось воспаления.
Здесь совершенно невозможно убить человека. Даже самого себя. На полу и
на стенах - мягкая обшивка: если биться головой, то получишь разве что
головную боль. У табурета и у пишущей машинки есть твердые углы, но как
только я пытаюсь воспользоваться ими, табурет или машинка опускаются вниз
и исчезают. Вот откуда мне известно, что за мною ведется наблюдение.
Одно время я был в полной уверенности, что это Бог. Я полагал, что
здесь либо рай, либо ад, и вообразил, что так будет тянуться целую
вечность - одно и то же. Но если я уже обрел вечность, то почему толстею?
Вечность - это отсутствие всяких изменений. Я утешаю себя тем, что
когда-нибудь умру. Человек смертей. Я ем как можно больше, чтобы
приблизить этот день. В "Таймс" говорится, что полнота отражается на
сердце.
Еда доставляет мне удовольствие - вот почему я так много ем. Чем еще
заниматься? Здесь есть такое маленькое... я думаю, вы бы назвали это
горлышком, оно выпирает из стены, и все, что мне надо сделать, - это
приложиться к нему. Не самый изящный способ принятия пищи, но на вкус
очень даже неплохо. Иногда я просто часами тут стою и наслаждаюсь
струйкой, которая бежит оттуда. Пока самому не захочется сделать то же
самое. Как раз для этого и предназначен табурет. У него есть крышка на
петлях. В техническом отношении очень неплохо придумано.
Я сам не замечаю, когда сплю. Иногда ловлю себя на том, что видел сон,
но никогда не