Диш Томас М - Благосостояние Эдвина Лолларда



ТОМАС ДИШ
Благосостояние Эдвина Лолларда
Перевод И. Гуровой
Обвиняемый сидел на скамье подсудимых. Уже были отобраны
присяжные - двенадцать неоспоримо состоятельных граждан. И
обвинитель и защитник отказались от вступительной речи.
Где-то среди складок жира, в глубинах которого таилась душа
Р. Н. Неддла, окружного прокурора, затерялась и еще одна
складка: сфинкторные мышцы его ротовой полости образовали
самоуверенную улыбку.
На губах обвиняемого тоже играла улыбка, но разгадать ее
смысл было не так просто. Самоуверенность? Едва ли. Бравада?
Вряд ли, если учитывать характер обвиняемого. Неуважение к
суду? Но как можно было не уважать такой суд? Антикварная
мебель, портьеры из серебряной парчи, позолоченные карнизы и
драгоценные жемчужины в пышно взбитом парике судьи-все это
блестело, переливалось, дышало богатством и благосостоянием
под. ярким светом хрустальных люстр. Бархатные, отделанные
горностаем костюмы служителей суда казались особенно строги-
ми по сравнению с вычурными нарядами зрителей на галерее,
где букмекеры еще записывали последние пари. Справа от су-
дейского кресла висел флаг Соединенных Штатов Америки, слева
- флаг суверенного штата Квебек.
Прокурор вызвал первого свидетеля обвинения, сержанта по-
лиции Джея Гарднера.
- Арест был произведен вами?
- Угу.
- Не объясните ли вы суду, почему вы арестовали обвиняе-
мого?
- Он мне показался вроде бы подозрительным.
- Подозрительным? В каком смысле?
- Ну, худым, что ли... - Присяжные могли воочию убедиться
в правдивости показаний сержанта Гарднера: обвиняемый был
очень худ. Кроме того, он был одет в костюм из синей сар-
жи!.. - ну, и грязным, а еще он просто сидел на садовой ска-
мейке и ничего не делал. Он просидел так пять минут и все
ничего не делал, ну я и подумал: а не арестовать ли его? То
есть я хочу сказать, что ничего такого лично я против него
не имел - ну, там преступление...
- Придерживайтесь только фактов и предоставьте истолкова-
ние их суду, - твердо прервал его прокурор.
- Ну, в общем у меня на такие вещи вроде как особый нюх.
Я забрал его в участок и проверил, что у него в карманах.
Денег при нем вовсе не было, а только одна дурацкая книжон-
ка.
- Вы имеете в виду эту книгу, сержант Гарднер? - прокурор
протянул свидетелю небольшой томик в кожаном переплете.
- Угу.
- Эту книгу, "Цветочки святого Франциска Ассизcкого", ва-
ша честь, я прошу приобщить к делу в качестве вещественного
доказательства под номером первым. А теперь, сержант, про-
должайте: в момент ареста были у подсудимого какие-нибудь
часы? Ручные или карманные?
- Нет, сэр, не было.
- У меня больше вопросов нет. Вы свободны, сержант Гард-
нер.
- ...и клянетесь именем божьим?
- Да.
- Садитесь.
Миссис Мод Дулут начала осторожно опускаться на скамью
для свидетелей. Зашуршали и зашелестели шелка, затанцевали
страусовые перья, и наконец, облегченно отдуваясь, свиде-
тельница завершила эту деликатную операцию.
- Миссис Дулут, вы узнали бы обвиняемого, если бы увидели
его в толпе? - спросил прокурор.
- Еще бы, ваша честь!
- Употреблять подобное обращение по отношению ко мне нет
надобности. Не укажете ли вы на обвиняемого Эдвина Лолларда?
- Мод указала, и блеск драгоценных камней на ее руке ослепил
зрителей. - Не будете ли вы так добры объяснить суду, какой
характер носило ваше знакомство с обвиняемым?
- Он был моим первым мужем. Мы поженились пятнадцать лет
назад, и это была самая большая глупость за всю мою жизнь.
Но, конечно, я была то