Диш Томас М - Спуск



Томас Диш
СПУСК
Кетчуп, горчица, маринованный чили, майонез, два вида заправки
для салата, топленый жир и лимон. Да, еще два лотка ледяных кубиков. В
буфете немногим богаче: баночки и коробки с пряностями, мукой, сахаром,
солью - и коробка изюма!
Из-под изюма...
Даже кофе нет. Даже чая - хотя чай он терпеть не мог. В почтовом
ящике - только счет от "Андервуда" ("В случае, если Ваша задолженность не
будет Вами погашена...").
В кармане позвякивают четыре доллара семьдесят пять центов
мелочью. Письмо в Грэхэм ушло неделю назад. Если бы братец собирался в этот
раз что-нибудь прислать, перевод давно пришел бы.
"Я мог бы уже и отчаяться,- подумал он.- Возможно, я уже
отчаялся..."
Можно было бы просмотреть "Тайм". Только очень уж это тяжело -
обращаться за работой (50 долларов в неделю) и получать отказ за отказом.
Впрочем, он никого не винил; он бы и сам себя не нанял. Он слишком долго
был стрекозой - а муравьи уже прекрасно разобрались в его штучках.
Он без мыла выскоблил бритвой щеки и до зеркального блеска
вычистил ботинки. Замаскировал немытое тело свежей накрахмаленной рубашкой
и долго перебирал галстуки в поисках достаточно темного и скромного. Он
начал волноваться - это проявилось в необычайном внешнем спокойствии.
Спускаясь по лестнице, он встретил миссис Били, которая
притворялась, что подметает безупречный пол вестибюля.
- Добрый день - или, может, для вас это "доброе утро"?
- Добрый день, миссис Били.
- Так что, пришел ваш перевод?
- Нет еще.
- Первое уже не за горами.
- Разумеется, миссис Били.
На станции подземки он некоторое время колебался:
один жетон купить или два, и взял два. В конце концов, выбора у
него нет, кроме возвращения домой. До первого числа еще уйма времени...
...Если бы у Жана Вальжана была кредитная карточка, не сидеть бы
ему в тюрьме.
Подбодрившись этим рассуждением, он уселся поудобнее и принялся
разглядывать рекламные плакаты на стенах вагона: КУРИТЕ! ПОПРОБУЙТЕ! ЕШЬТЕ!
ДАЙТЕ! ПЕЙТЕ! ПОЛЬЗУЙТЕСЬ! ПОКУПАЙТЕ! Он вспомнил Алису в Стране Чудес, все
ее грибы, пузырьки и пирожки: "Съешь меня!"
На Тридцать четвертой улице он сошел и прямо с платформы поднялся
в универмаг "Андервуд". В вестибюле он купил пачку сигарет.
- Платите наличными или в кредит?
- В кредит. - Он передал продавцу карточку из слоистого пластика.
Тот не глядя набрал сумму на клавиатуре.
"Деликатесы" были на пятом этаже. Он тщательно выбирал. Взял
банку растворимого кофе и двухфунтовый пакет молотого - крупного помола,
большую жестянку тушенки, суп в пакетах, муку для оладий и концен-
трированное молоко. Джем, арахисовое масло и мед. Шесть банок тунца. После
этого можно было подумать и о лакомствах: английское печенье, эдамский сыр,
маленький мороженый фазан и даже фруктовый пирог. Ему не приходилось так
хорошо есть с тех пор как он разорился.
- Четырнадцать восемьдесят семь.
В этот раз, прежде чем передать в банк сумму, кассир сверила
номер карточки со списком закрытых и сомнительных счетов, улыбнулась
извиняющейся улыбкой и вернула карточку.
- Извините, мы обязаны проверять.
- Я понимаю.
Сумка с покупками весила добрых двадцать фунтов. Он подхватил ее
с беспечным изяществом вора, идущего мимо полисмена с награбленным добром,
и взошел на эскалатор.
На восьмом этаже, в книжном магазине, он приступил к отбору
покупок по той же системе, что и в "Деликатесах". Сначала - основательные,
чтобы хватило надолго: два викторианских романа, до которых он не добрался
раньше, "Ярмарку тщеславия" и